Индекс УДК 33
Дата публикации: 23.11.2017

Качество зерна России: проблемы и решения

Grain quality in Russia: problems and solutions

Бундина О.И., Хухрин А.С.

1. кандидат экономических наук, доцент, Всероссийский научно-исследовательский институт зерна и продуктов его переработки – филиал ФГБНУ «ФНЦ пищевых систем им. В.М. Горбатова» РАН
2. кандидат экономических наук

Bundina O. I., Huhrin A. S.
1. candidate of economic Sciences, associate Professor, all-Russian scientific research Institute of grain and products of its processing – branch of FEDERAL state budgetary scientific institution "Federal scientific center for food systems. V. M. Gorbatov" ran
2. candidate of economic Sciences
Аннотация: проанализирован комплекс проблем повышения качества зерна России и предложена система их решения в форме Стратегии развития зернового производства и создания Зернового кластера России, включающего на начальном этапе основные зернопроизводящие регионы России: Краснодарский и Ставропольский край, Ростовскую область. Главным препятствием повышения качества зерна являются экономические проблемы.

Abstract: the complex of problems of improvement of quality of grain in Russia and proposed their solutions in the form of strategy of development of grain production and the creation of a Grain cluster of Russia, including at the initial stage, the main grain-producing regions of Russia: Krasnodar and Stavropol Krai, Rostov oblast. The main obstacle of improving grain quality is an economic problem.
Ключевые слова: качество зерна, валовый сбор, проблемы, диспаритет цен, диспропорции в развитии растениеводства и животноводства, биологическая деградация почв, нехватка техники и ее неграмотная эксплуатация, низкая доходность, стратегия, зерновой кластер.

Keywords: grain quality, gross, problems, price disparity, disproportion in the development of crop and livestock production, biological degradation of soil, shortage of equipment and its exploitation of illiterate, low profitability, strategy, grain cluster.


Россия в последние годы добилась беспрецедентных успехов в производстве и экспорте зерна. В 2016 и 2017 гг. были получены рекордные урожаи зерновых соответственно 118,5 млн. тонн (при средней урожайности 26,6 ц/га) и 134,5 млн. тонн (по состоянию на 25 октября 2017г. при средней урожайности 29,9 ц/га, зерновые обмолочены на 95,8% уборочной площади). Экспорт зерна из России в 2016/2017 сельскохозяйственном году составил 35,5 млн. тонн, в том числе 27,2 млн. тонн пшеницы.

Пшеница – главная зерновая культура России. Ее доля в общем урожае зерновых составляет 63%. По данным Российского экспортного центра, Россия стала мировым лидером по экспорту пшеницы по итогам 2016 года, поставив 25 млн. тонн и обойдя США (24 млн. тонн), Канаду и Австралию (по 20 млн. тонн). По предварительным данным Российского зернового союза за 2 дня до окончания сезона 2016/2017 года Россия сохранила первое место в мире по экспорту пшеницы. С 1 июля 2016 года по 28 июня 2017 года Россия экспортировала более 27,2 млн. тонн пшеницы против 25,7 млн. тонн за весь предыдущий сезон 2015/2016 года. США, где сезон завершается 1 июня, экспортировали  (с учетом продовольственной помощи) почти 27 млн. тонн, экспорт пшеницы из ЕС на 27 июня (за 3 дня до окончания сезона) составил более 24,4 млн. тонн.

Вместе с этим Россия располагает значительным потенциалом не только увеличения объемов производства и экспорта зерна, но и повышения его качества при снижении себестоимости.

В 2017 году, по мнению экспертов, потери зерна из-за нехватки техники и неправильной эксплуатации составили 10-15 млн. тонн, а потери зерна в виду дефицита элеваторных мощностей в 2017/2018 году могут составить 10,8 млн. тонн [1-3]. В последние годы появились новые заболевания растений, например¸ стал доминировать ряд новых грибов фузариев, в частности, возбудитель трахеомикоза. Эта болезнь уносит до трети урожая пшеницы на последних неделях развития  зерновых колосовых и резко снижает качество зерна. По этой причине страна в последние время недобирает до 20 млн. тонн урожая зерновых в год [4].

По сравнению с 2012 годом в 2016 году производство мягкой пшеницы 3-го класса снизилось на 32,8%, производство 4-го класса возросло на 28,9%, 5-го класса – на 4,1%. В 2016 году пшеницы 1-го и 2-го класса не было произведено (таблица 1).

 

Таблица 1

Зерно в России: сбор мягкой пшеницы по классам, % [5]

 Годы

Класс

2012

 

20132014201520162017
100000 
20,0040,0010,070,040 
349,7738,7534,436,016,9 
430,137,7342,5744,0659,0 
520,0923,5222,9619,924,2 

Таблица 2

Зерно в России: сбор твердой пшеницы в 2013-2015 гг. в бункерном весе [5]

 Годы

Класс

2013201420152016
Валовой сбор пшеницы, млн. т54,4

100%

62,3

114,5

64,0

117,6

В т.ч. пшеницы твердых сортов, %0,90,80,3
Итого твердой пшеницы, млн. т0,5

100%

0,5

100%

0,2

40%

 

С 2013 по 2015 гг. производство твердой пшеницы сократилось на 60%.

Ряд мировых экспертов так же указывают на то, что ведущие страны-экспортеры столкнулись с проблемой снижения содержания белка в зерне урожая 2016 года. По их оценкам, пшеницу с высоким содержанием белка поставляют на рынок: Россия, Австралия, Канада, Казахстан, Украина, США, то есть только шесть стран. Спрос на зерно с высоким содержанием белка в мире быстро растет. Поскольку премия за 12-процентное содержание выросла в 3 раза, то это делает производство высококачественного зерна в России особо перспективным.

Президент Российского зернового союза (РЗС) А.Злочевский отмечает, что производство высоко качественной пшеницы (1 и 2 класса) для России не является проблемой. «Другой вопрос – это затратно, а окупаемости нет. Премию за качество внутренний рынок не платит. По этой причине Россия мало производит пшеницы 1 и 2 класса. Мы едим хлеб, полученный из муки 4-го класса. При этом эксперты рынка заверяют – на рынке России достаточно муки из пшеницы 3-го класса. В 2016 году произведено 19 млн. тонн пшеницы 3-го класса, жители России съели менее 13 млн. тонн». По словам А.Злочевского, проблема не в недостатке пшеницы, а в экономике. «Хлебопеки покупают у мукомолов в больших объемах муку из пшеницы 4-го класса, она дешевле. Приобретать  ее заставляет экономика. У хлебопеков цены «затрамбованы», и если они используют муку более высокого качества, то не окупят собственного производства. Поэтому мукомолы транслируют спрос на зерно». [3]

Таким образом, в этой ситуации единственным путем повышения качества хлеба, потребляемого россиянами, является снижение себестоимости, затрат на производство пшеницы 1-3 классов.

Проблемами, которые препятствуют потреблению россиянами качественного хлеба, являются: диспаритет цен, диспропорция в развитии растениеводства и животноводства, биологическая деградация почв, нехватка техники, дефицит элеваторных мощностей, низкая доходность аграрного бизнеса, отсутствие стратегии развития зернового производства.

Диспаритет цен возникает в результате разницы темпов инфляции в разных отраслях экономики, является главной проблемой для развития аграрного бизнеса, который снижает его доходность в результате непропорционального роста затрат на удобрения, химические средства защиты растений, ГСМ, технику и др. Диспаритет цен конкретно выражается в том, что килограмм дизельного топлива приблизительно в 4-10 раз, а удобрения в 5-6 раз дороже стоимости 1 кг зерна. Диспаритет цен обуславливает низкую рентабельность производства, ограничивает возможности аграриев в покупке высокопроизводительной сельскохозяйственной техники, внесении минеральных и органических удобрений, хранении зерна на элеваторах (хранение 1 тонны зерна в месяц на элеваторе стоит от 70 до 100 и выше рублей) и т.д. Все это в конечном итоге снижает качество зерна  и приводит к его удорожанию.

Негативное влияние на объемы производства и качества зерна оказывает диспропорция в развитии растениеводства и животноводства в главных зернопроизводящих регионах России: Краснодарском и Ставропольском краях, Ростовской области, где удельный вес продукции растениеводства в продукции сельского хозяйства в 2016 году соответственно составил 77,3%, 70,3%, 73,4%. Особенно значительна эта диспропорция проявляется в малом бизнесе – крестьянских (фермерских) хозяйствах (К(Ф)Х и индивидуальных предпринимателей (ИП) этих регионов: Краснодарского края удельный вес растениеводства в продукции сельского хозяйства – 96,1%, Ставропольского края – 85,5% и в Ростовской области – 92,8%.

Следствием этого является дефицит органических удобрений, который при использовании технологий интенсивного земледелия приводит к биологической деградации почв и существенному снижению эффективности минеральных удобрений, урожайности и качества зерна. В сельском хозяйстве процессы растениеводства естественным образом взаимосвязаны с процессами животноводства. Процессы растениеводства и животноводства образуют естественную целостную систему, в которой корма и отходы животноводства играют связующую роль. Эта система почти полностью соответствует биологическому циклу живой природы и основанному на нем принципу «ноль отходов», в котором отходы животноводства являются необходимым, ценным ресурсом для растениеводства. Вследствие этой диспропорции значительно снизилось плодородие почв из-за отсутствия  внесения органических удобрений, применения технологий интенсивного земледелия (вспашка, культивация, применение минеральных удобрений, ядохимикатов, тяжелой техники и др.), почвы биологически деградировали, появился термин «мертвый чернозем» или «мертвая земля», в которой не гниет закопанная солома прошлых лет.

Биодеградация почв негативно сказывается на урожайности и качестве зерна. По данным ФГБНЦ «Всероссийский НИИ фитопатологии», не менее 70% российских почв находятся в стадии глубокой деградации, они перестают нормально функционировать, 10% почв – в крайне тяжелом состоянии из-за объема накопившихся токсикогенных плесневых грибов, которые даже начали вытеснять возбудителей известных болезней растений. В такой почве эффективность составляет всего 15-30%, а иногда применение минеральных удобрений  имеет отрицательную рентабельность. [4]

По мнению ряда экспертов, система интенсивного земледелия исчерпала себя и породила комплекс проблем: прогрессирующую деградацию и загрязнение почв продуктами химизации сельского хозяйства; нарастание зараженности растений новыми болезнями; недопустимое снижение качества зерна, достигшего уровня прямой угрозы продовольственной и биологической безопасности страны; изменение климата, увеличивающего риски снижения урожая в районах рискового земледелия; низкая рентабельность сельскохозяйственного производства [4]; беспрецедентный диспаритет цен, который превращает сельское хозяйство в убыточную отрасль.

Необходима новая агротехнологическая модель – модель адаптивного или биологизированного земледелия. Данная модель была предложена и в деталях рассмотрена на Первом Агротехнологическом форуме Юга России под лозунгом «Растениеводство – возможен ли агротехнологический прорыв» в рамках аграрного конгресса «Актуальные вопросы развития АПК Ростовской области», состоявшегося 1-2 марта 2017 года в Ростове-на-Дону. [4]

Нехватка техники и ее неправильное эксплуатация являются существенными причинами потери зерна и снижения его качества. Порядка 15 млн. тонн зерна ежегодно остаются неубранными. [2] Вместе с этим затраты на его производство ложатся на объемы убранного зерна, что приводит к росту его себестоимости. Неправильная эксплуатация техники приводит к значительным потерям зерна в следствии использования старых, морально устаревших машин, ремонт, обслуживание и комплектация которых трудоемки.

Минсельхоз России в 2017 году оценил потери зерна  из-за отставания сроков уборки урожая в 8-10 млн. тонн. По словам Главы Департамента растениеводства МСХ России Петра Чекмарева в 2017 году Россия могла собрать 140 млн. тонн зерна. [6]

Дефицит элеваторных мощностей также приводит к снижению качества зерна и его потерям. Наличие достаточных элеваторных мощностей позволяет сельхозпроизводителям не только сохранять качество зерна, но и продавать его тогда, когда складывается благоприятная конъюнктура рынка, а именно максимальные (относительно) цены реализации зерна. Придерживая зерно на элеваторах, можно не допустить повышенного предложения зерна на рынке, иными словами в какой-то мере «управлять» конъюнктурой  рынка или ее главным элементом «ценой», определяемой спросом и предложением. По данным Минсельхоза России по состоянию на 25 октября 2017 года собрано 134,5 млн. тонн зерна. По мнению Президента РЗС А.Злочевского «При действующих в первые месяцы сезона ценах хранить зерно на элеваторах экономически не выгодно». [6] В ожидании более высоких цен значительная часть сельхозпроизводителей будут придерживать продажу зерна. С целью сэкономить на хранении, многие из них будут хранить зерно в своих амбарах, предназначенных для техники, что приведет к снижению качества зерна. В итоге по оценкам РЗС высоки риски потери зерна – 7-8% от собранного урожая или около 10,8 млн. тонн. [6]

В целом все рассмотренные основные причины снижения объемов производства и качества зерна обуславливают рост его себестоимости и неуклонное падение качества зерна и в итоге невысокую рентабельность производства, и даже убытки. В 2017/2018 гг. не следует ожидать высоких цен на зерно из-за его перепроизводства в России и мире. Поскольку по данным Росстата к началу октября 2017 года в сельскохозяйственных, заготовительных и перерабатывающих предприятиях имелось 57,8 млн. тонн зерна (49,6 млн. тонн в 2016 году на эту же дату). [6]

Прогноз ФАО по производству зерновых, их запасам, прежде всего, пшеницы свидетельствует об их рекордном уровне (производство зерна в мире 2612 млн. тонн, в т.ч. пшеницы – 750,1 млн. тонн; мировые запасы зерна 720,5 млн. тонн, в т.ч. пшеницы – около 261 млн. тонн). [7] Рентабельность производства зерна в 2016 году составила более 20%. По мнению экспертов – участников рынка, доходность производства зерна в 2017 году снизится.

Таким образом, исходя из анализа проблем развития производства зерна России можно утверждать, что потенциал его развития значителен и позволяет достичь ежегодного объема производства более 160 млн. тонн. при одновременном повышении качества зерна, снижении его себестоимости, если будут решены эти проблемы, прежде всего, в экономическом аспекте.

По нашему мнению, комплексу взаимосвязанных проблем должна соответствовать также система их решений. Она включает в себя следующие компоненты:

  • Стратегию развития зернового хозяйства России;
  • создание Зернового кластера России, который бы на начальном этапе включал три крупнейших региона: Краснодарский и Ставропольский края, Ростовскую область. [8]

Содержание этих решений кратко раскрыто в таблице 3.

Таблица 3

Системные решения развития зернового хозяйства России, их эффекты*

Системные решения, их компонентыСуть, эффекты реализации системных решений
·      Стратегия развития зернового хозяйства

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

·      Создание зернового кластера

· Управление конъюнктурой рынка и себестоимостью

Инструменты:

Ø  использование прогнозов урожайности зерна;

Ø  наличие элеваторов мощностью более валового сбора в 1,2-1,3 раза;

Ø  глубокая переработка зерна;

Ø  снижение себестоимости и повышение качества пшеницы с применением АБ-, No-till, Strip-till и др. технологий;

Ø  восстановление естественного плодородий почв;

Ø  целевая программа внедрения АБ-, No-till, Strip-till и др. технологий;

Ø  повышение качества и объемов производства зерна, снижение его себестоимости.

 

· Устранение проблем развития зернового хозяйства, создание и развитие  уникальных конкурентных преимуществ

Инструменты:

Ø  ослабление диспаритета цен;

Ø  устранение диспропорции в развитии растениеводства и животноводства;

Ø  обеспечение сельскохозяйственной техникой;

Ø  ликвидация дефицита элеваторных мощностей;

Ø  трансфер технологий: обучение применения АБ-, No-till и др. технологий;

Ø  оптовая закупка ресурсов;

Ø  глубокая переработка зерна;

Ø  проведение целевых  НИОКР для разработки новых техники и технологий;

Ø  экспорт продукции глубокой переработки сырья.

 

*Разработано авторами

Отметим, что Стратегия, как документ стратегического управления, содержит определенные концептуальные положения, которые практически реализуются через создание Зернового кластера России, т.е. «кластер» является как бы практической реализацией «стратегии».

В целом на основе проведенных  исследований можно сделать выводы:

  • рост валового сбора зерна в России сопровождается снижением его качества;
  • главной причиной, сдерживающей производство и потребление качественного (1, 2 и 3 классов) зерна, являются экономические факторы, теснейшим образом переплетающиеся с технологическими аспектами производства, прежде всего, с необходимостью перехода к новой модели развития земледелия – агробиологической;
  • по самым приближенным оценкам потенциальный объем производства зерна в России составляет более 160 млн. тонн;
  • комплекс проблем развития зернового производства порождает необходимость реализации системных их решений, каковыми в концептуальном смысле является разработка Стратегии развития зернового хозяйства, а в практическом ее реализация – создание Зернового кластера России.

Библиографический список

1. Россия может потерять до 8% рекордного урожая / Агроинвестор, октябрь 2017г. – Режим доступа: http://grainboard.ru/news/rossiya-moget-poteryat-do-8-rekordnogo-urogaya-378865.
2. «Ростсельмаш» назвал три основных причины потерь зерна при уборке / Агроинвестор, октябрь 2017г. – Режим доступа: http://agriculture.by/news/mirovye-novosti/rostselmash/
3. Зерновое проклятие России: хлеба много, а едим дрянь / Агроинвестор, сентябрь 2017г. – Режим доступа: https://newsland.com/user/4297655705/
4. Чернышева М. Система интенсивного земледелия себя исчерпала. Что дальше? / 18 марта 2017, 15:40 — REGNUM. – Режим доступа: https://regnum.ru/news/2251367.html
5. О качестве зерна 2010-2016 //Агровестник. – Режим доступа: https://agrovesti.net/lib/industries/cereals/o-kachestve-zerna-2010-2016.html
6. Дятловская Е. Запасы зерна достигли рекордных 58 млн. тонн / Агроинвестор, октябрь 2017г. – Режим доступа: http://www.agroinvestor.ru/regions/news/28731
7. Публикуемая ФАО сводка предложения зерновых и спроса на зерновые / Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных наций. – Режим доступа: http://www.fao.org/worldfoodsituation/csdb/ru/
8. Huhrin A.S.,, Bundina О.I., Аgnaeva I.Yu., Тolmacheva N.P. Development of Agro-industrial Clusters in Russia: Synergetic Approach // Science and Publishing. – Режим доступа: http://pubs.sciepub.com/ijefm/2/4/3/index.htmlttp