Индекс УДК 33
Дата публикации: 27.03.2018

Экономико-правовая характеристика уровня преступности в Туве: история и современные реалии

Economic and legal characteristics of crime in Tuva: history and modern realities

Дабиев Д.Ф.
кандидат экономических наук, заведующий лабораторией региональной экономики», Федеральное государственное бюджетное учреждение
Тувинский институт комплексного освоения природных ресурсов СО РАН

Dabiev D.F.
Economics, Head of the Laboratory of Regional Economics ", Federal State Budget Institution
Tuva Institute of Integrated Development of Natural Resources of the SB RAS
Аннотация: Показано, что характерной особенностью Тувы является относительно высокий уровень преступности, наблюдающийся с периода Советского Союза. Показано, что в период Тувинской народной республики скотокрадство было очень редким явлением. Увеличение краж скота приходится на военные годы, и это связано с социально-экономическими причинами военного периода. Сравнительный анализ уголовного законодательства показывает, что на протяжении 20-х годов развивалась политика ужесточения наказания за хищение скота. Сделан вывод, что важно выявить статистическую связь между ужесточением мер наказания, вероятностью наказания преступника и количеством преступлений в условиях Тувы. Для этого необходимы экономико-правовые исследования по данной тематике

Abstract: It is shown that a characteristic feature of Tuva is a relatively high crime rate observed since the Soviet Union. It is shown that in the period of the Tuva people's Republic cattle breeding was a very rare phenomenon. The increase in the theft of livestock falls on the war years, and this is due to the socio-economic causes of the war period. A comparative analysis of the criminal law shows that during the 20-ies the policy of toughening penalties for theft of livestock was developed. It is concluded that it is important to identify a statistical link between the tightening of penalties, the probability of punishment of the offender and the number of crimes in Tuva. This requires economic and legal research on this subject
Ключевые слова: Тува, Тувинская народная республика, преступность, статистика, скотокрадство, ужесточение, институционализм, регион.

Keywords: Tuva, People's Republic of Tannu Tuva, crime, statistics, bestiality, tightening, institutionalism, region.


К сожалению, характерной особенностью республики является относительно высокий уровень преступности, наблюдающийся с периода Советского Союза. Увеличение уровня преступности сказывается не только на развитии отдельных отраслей экономики, (например, высокий уровень скотокрадства в республике ограничивает развитие животноводства), но и снижает демографический потенциал республики: смертность населения от убийств в республике превышает среднероссийские показатели в 5 раз. При этом следует заметить, что по показателю смертности населения от убийств на 100 тыс. населения Россия занимает первое место среди европейских стран[1].

Статистические данные показывают, что даже в 80-х годах по числу зарегистрированных преступлений на 100 тыс. населения республика  занимала первое место по России (Табл.1.).

 

Таблица 1

Число зарегистрированных преступлений (на 100 тыс. человек населения)

 1985[2]19901991199219931995[3]199619971998199920002001200220032016[4]
Российская Федерация98912401462185718851860177716271758205220282051175619071473
Республика Тыва188131633201365532302713245722422164240324552852240829513442
Место в России11113714112329217741

 

Пик уровня преступности пришелся на начало 90-х годов в период межнациональных конфликтов, распада СССР и социально-политической дестабилизации общества.  С 1993-98 годов наблюдается тенденция снижения уровня преступности в республике, в данный период по числу зарегистрированных преступлений на 100 тыс. населения республика занимала 3-29 позиции среди регионов России. После дефолта 98 года уровень преступности в республике начинает расти и по данным 2003 г. республика снова занимает лидирующие позиции по коэффициенту преступности. К сожалению, в период кризиса республика снова выходит на первое место по уровню преступности.

По видам преступлений  скотокрадство является одной из самых актуальных проблем и считается одним из главных проблем, ограничивающих развитие сельского хозяйства республики. Скотокрадство наносит значительный урон сельскому хозяйству республики. С начала 90-х годов резко возросло количество преступлений, связанных с кражей скота. По данным 2005 года было зафиксировано 816 преступлений, связанных с кражей скота (Табл.2.). Уровень раскрываемости данных преступлений невысокий, около 17 %, что не сказывается на снижении количества преступлений.

Таблица 2

Количество краж скота в период реформ по Республике Тыва[5].

 1995 г2000 г2005 г
Всего краж скота по республике855990816

 

Историческая справка. Интересно отметить, что в период Тувинской народной республики (1921-1944 гг.) в Туве скотокрадство было очень редким явлением. Увеличение краж скота приходится на военные годы, и это связано с социально-экономическими причинами военного периода.

Тувинские араты бескорыстно отправляли лошадей, овец, крупный рогатый скот на помощь Советскому Союзу в борьбе против фашистской Германии. Это сказалось на сокращении поголовья скота. Следует отметить, что скот для арата был основным источником доходов. На нем держалась экономика большего количества хозяйств. Экономику Тувы периода ТНР можно охарактеризовать как аграрно-животноводческую.

Значительное сокращение скота в годы войны привело к обеднению многих аратских хозяйств, что отразилось на резком увеличении преступлений, связанных с кражей скота.

Таблица 3

Количество краж скота в период ТНР

 1938[6] г1939 г1941[7] г1942 г1943[8] г.
Всего краж скота по республике2817228419318

По данным центрального государственного архива Республики Тыва в 1938 г. зафиксировано 28 преступлений, связанных с кражей скота, в 39 – 17. В 1941 г. данные виды преступлений увеличились на порядок – в 1941 г. – 228, в 1943 г. – 419 (Табл.3).

Сравнительный анализ уголовного законодательства показывает, что на протяжении 20-х годов развивалась политика ужесточения наказания за хищение скота.

Например, в 35 ст. “Закона о привлечении к судебной ответственности” 1924 г. сказано, что похищение верблюдов, лошадей или коров влечет за собой лишение свободы сроком на 1 год с возмещением угнанного скота, а при хищении мелкого рогатого скота – на 3 месяца[9]. В этом же году принимается первый Уголовный закон ТНР, в соответствии с которым карательные меры за похищение лошадей или другого крупного скота были ужесточены: так, ст. 131 гласит, что за похищение лошадей или другого крупного скота предусматривается лишение свободы от 2 до 7 лет, за хищение МРС – от 6 месяцев до 2 лет. При рецидиве данного преступления или похищении скота в сговоре предусматривалось лишение свободы от 3-х до 10 лет. Уголовное уложение ТНР 1930 г. несколько смягчило наказание за похищение скота – при похищении лошадей или другого крупного скота верхняя планка была снижена до 5 лет, а при более тяжких обстоятельствах данного преступления – до 8 лет[10].

Примечательным фактом является то, что степень наказания кражи имущества в ТНР был значительно мягче по сравнению с кражей скота, так, кража имущества по Уголовному Закону 1924 наказывалась лишением свободы от 6 месяцев до 2-х лет, а Уголовным Уложением 1930 г. от 3-х месяцев до 3-х лет в зависимости от разных обстоятельств. Исключением являлась кража государственного имущества, впервые отделенная от других видов кражи, которая наказывалась лишением свободы до 10 лет, а при отягчающих обстоятельствах вплоть до расстрела. Укажем здесь, что законодатели ТНР в 1930 г. пытались провести более жесткие меры при краже скота, на что указывает проект Уголовного кодекса, где сказано, что в отношении организаторов похищения скота наказание может быть повышено вплоть до расстрела.

Таким образом, можно сделать вывод, что за похищение скота в ТНР применялись более суровые меры наказания, чем к другим видам краж. Это объясняется тем, что для кочевого хозяйства основным богатством был домашний скот, и поэтому положения уголовного законодательства частично основывались на обычаях тувинского народа, которые категорически запрещали воровство и скотокрадство. Вышеуказанные данные показывают, что в период ТНР основные причины увеличения скотокрадства были связаны с социально-экономическими причинами военного времени.

С 90-х годов в экономической теории исследуются проблемы преступности с экономической точки зрения. Основоположником экономического анализа права считаются Г. Калабрези, Р. Коуз, Г. Беккер, Р. Познер, А. Эрлих и др. Например, с точки зрения Г. Беккера, преступность является одной из профессий, которую осознанно выбирают некоторые люди с учетом ожидаемых выгод от преступления, ожидаемых издержек вероятного ареста и наказания и своего субъективного отношения к риску быть наказанным[11]. По исследованиям Г. Беккера одним из главных факторов, влияющих на снижение преступлений, является увеличение вероятности наказания за преступление, влияние увеличения срока наказания несколько меньше. Это объясняется тем, что преступники в большей степени являются людьми склонными к риску и их в меньшей степени останавливает увеличение тяжести за совершенное преступление.

По данным А. Эрлиха сдерживающий эффект увеличения тяжести наказания был лишь для примерно половины типов преступлений[12]. Исследования институционалистов показывают, что не всегда существует значимая отрицательная взаимосвязь между степенью наказания и количеством совершаемых преступлений. В ряде случаев сдерживающий эффект тяжести наказания оказывается статистически значимым для одних типов преступлений и не оказывается таковым для других типов[13].

 Поэтому очень важно выявить статистическую связь между ужесточением мер наказания, вероятностью наказания преступника и количеством преступлений в условиях Тувы. Для этого необходимы экономико-правовые исследования по данной тематике. Известно, что тувинские законодатели безуспешно инициировали внесение поправок в  Уголовный кодекс РФ, предусматривающие ужесточение мер наказания за кражу скота. Госдума России не поддержала законодательную инициативу депутатов Тувы[14]. Вполне возможно, что даже при принятии соответствующих поправок количество преступлений, связанных с кражей скота, вряд ли снизится.

[1] http://biology.krc.karelia.ru/misc/atl/ra73d.htm

[2] Российский статистический ежегодник. 1994. Статистический сборник/Госкомстат. – 1994: — 536 – 538 с.(799 с).

[3] Регионы России. Социально-экономические показатели, 2004 г. Статистический сборник/Госкомстат. – 2004. – 327 с.

[4] Регионы России. Социально-экономические показатели. 2017:  Р32  Стат. сб. / Росстат. — М., 2017. — 1402 с.

[5] Данные МВД Республики Тыва.

[6] Центральный государственный архив Республики Тыва.Ф.119.О.1.Д.9.Л.7.

[7] Центральный государственный архив Республики Тыва.Ф.119.О.1. Д.37.Л.2.

[8]Центральный государственный архив Республики Тыва. Ф.119.О1.Д.36.Л.2.

[9] Закон о привлечении к судебной ответственности 1924 г. (краткий перевод с монгольского на тувинский язык), Президиум Малого Хурала, ЦГА РТ.Ф.93.Оп.1.Д.4.Л.21.

[10] Центральный государственный архив Республики Тыва. Ф.93.Оп. 1. Д.13.Л.35.

[11] Ларина О.В., Гитун Т.В. и др. Лауреаты Нобелевской премии. М. 2006 – С. 800 (864 с).

[12] Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория: Учебник/Под общей ред. д.э.н. проф. А.А. Аузана. – М.2005. – С. 386 (416 с).

[13] Там же.

[14] http://informplus.ru/!old/arhiv.php?num=12&year=2006&page=politics&id=3

Библиографический список

1. http://biology.krc.karelia.ru/misc/atl/ra73d.htm
2. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2017: Р32 Стат. сб. / Росстат.  М., 2017.  1402 с.
3. Российский статистический ежегодник. 1994. Статистический сборник/Госкомстат. – 1994: - 536 – 538 с.(799 с).
4. Регионы России. Социально-экономические показатели, 2004 г. Статистический сборник/Госкомстат. – 2004. – 327 с.
5. Центральный государственный архив Республики Тыва.Ф.119.О.1.Д.9.Л.7.
6. Центральный государственный архив Республики Тыва..Ф.119.О.1. Д.37.Л.2.
7. Центральный государственный архив Республики Тыва.. Ф.119.О1.Д.36.Л.2.
8. Центральный государственный архив Республики Тыва.Ф.93.Оп.1.Д.4.Л.21. «Закон о привлечении к судебной ответственности 1924 г. (краткий перевод с монгольского на тувинский язык), Президиум Малого Хурала»
9. Центральный государственный архив Республики Тыва.. Ф.93.Оп. 1. Д.13.Л.35.
10. Ларина О.В., Гитун Т.В. и др. Лауреаты Нобелевской премии. М. 2006 – С. 800 (864 с).
11. Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория: Учебник/Под общей ред. д.э.н. проф. А.А. Аузана. – М.2005. – С. 386 (416 с).
12. http://informplus.ru/!old/arhiv.php?num=12&year=2006&page=politics&id=3