Индекс УДК 33
Дата публикации: 31.08.2018

Управление конкурентной позицией субъекта на рынке

Control of the competitive position of the subject in the market

Щепакин Михаил Борисович
Хандамова Эва Фризовна
Глазырина Екатерина Олеговна
1. доктор экономических наук, профессор,
зав. кафедрой маркетинга и управления предприятием,
ФГБОУ ВО «Кубанский государственный технологический университет»,
г. Краснодар
2. доктор экономических наук, доцент,
профессор кафедры маркетинга и управления предприятием,
ФГБОУ ВО «Кубанский государственный технологический университет»,
г. Краснодар
3. магистрант кафедры маркетинга и управления предприятием,
ФГБОУ ВО «Кубанский государственный технологический университет»,
г. Краснодар

Shchepakin М.В.
Khandamova E.F.
Glazyrina E. O.
1. doctor of economics, professor,
head of the Department of Marketing
and Business Management
Kuban State Technological University
2. doctor of economics, docent,
professor of the Department of Marketing
and Business Management
Kuban State Technological University
3. Master's Course Student of the Department of Marketing
and Business Management
Kuban State Technological University
Аннотация: Решение проблем роста бизнеса в современных условиях требует эффективного управления постоянно усложняющейся системой рыночных отношений между различными участниками рынка. Обоснована повышающаяся роль сферы маркетинговых коммуникаций в разрешении мотивационно-ресурсных противоречий между субъектами. Обозначено влияние различных потенциалов на формирование источников эффективного функционирования и развития бизнеса. Рассмотрены различные точки зрения в отношении коммуникации как категории, определяющей формирование «доверия» как инструмента управления конкурентной позицией предприятия. Раскрыта природа коммуникационной дивергенции при построении маркетинговых полей взаимодействующих субъектов. Обозначена необходимость рассмотрения взаимосвязи разных ресурсов как базовых компонент, определяющих состояние формирующихся у субъекта капиталов (нравственного, мотивационного, маркетингово-поведенческого). Предложена модель управления конкурентной позицией предприятия посредством повышения доверия к бизнесу как инструменту разрешения маркетингово-ресурсных противоречий в маркетинговом коммуникационном поле

Abstract: Solving the problems of business growth in modern conditions requires effective management of the ever-increasing system of market relations between various market participants. The increasing role of the sphere of marketing communications in resolving motivational and resource contradictions among subjects is substantiated. The influence of various potentials on the formation of sources of effective functioning and business development is indicated. Different points of view regarding communication as a category determining the formation of «trust» as a tool for managing the competitive position of an enterprise are considered. The nature of communication divergence is revealed in the construction of marketing fields of interacting subjects. It is necessary to consider the interrelation of different resources as the basic components determining the state of the capital (moral, motivational, marketing-behavioral) formed by the subject. The model of management of a competitive position of the enterprise by means of increase of trust to business as the tool of the permission of marketing-resource contradictions in a marketing communication field is offered.
Ключевые слова: нестабильная экономика, хозяйствующий субъект, маркетинговое коммуникационное поле, ресурсный круг, маркетингово-поведенческий капитал, маркетинговая мимикрия, доверие к бизнесу, конкурентная позиция, модель управления развитием бизнеса

Keywords: unstable economy, business entity, marketing communication field, resource circle, marketing and behavioral capital, marketing mimicry, business confidence, competitive position, business development management model.


Обеспечение позитивных преобразований в национальной экономике связано как с рациональным управлением ресурсами субъектов предпринимательской сферой на всех уровнях управления (национального хозяйства, региона, хозяйствующих субъектов), так и  c использованием различных потенциалов, формируемых внутри бизнеса  и выступающих источниками реальных возможностей для эффективного его функционирования и устойчивого развития [1]. Эти источники наполняются новым содержанием в процессе изменения внутреннего состояния бизнеса посредством активизации его человекоцентричного ресурса и вовлечения его в расширение маркетингового коммуникационного пространства для создания нового системного качества во всех звеньях предпринимательской сферы [2, 3]. Формируемое новое системное качество субъекта  предполагает использование ресурсного подхода к повышению конкурентоспособности бизнеса и к завоеванию выгодных конкурентных позиций [4, 5, 6, 7].  Современный этап экономических преобразований в России требует активизации деловой активности предпринимательской сферы и реализации его инновационной способности [8, 9, 10, 11]. Эта инновационная способность позволяет изменять характер производственных и иных коммуникационных связей, а также включать неиспользованные резервы и ресурсы для достижения стратегических ориентиров [12]. В результате этого субъекты хозяйствования могут обретать конкурентные преимущества на развивающихся  (в том числе на виртуальных)  рынках при использовании имеющихся потенциалов  для решения ключевых задач развития на основе достижений научно-технического прогресса при построении рациональных инновационных циклов (наука-техника-производство-коммуникации-потребление) [13]. Перспективным направлением совершенствования менеджмента в сложных рыночных условиях является разработка инициатором модуляционных воздействий  инновационных бизнес-моделей, аккумулирующих ресурсы многих участников отношений рациональных образом и перестраивающих внутрифирменные отношения и коммуникации с заинтересованными субъектами рынка на основе изменения  мотиваций и достижения договоренностей по распределению получаемых благ [61].

Цель исследования – формирование модели управления конкурентной позицией субъекта на рынке посредством активизации ресурсной составляющей доверия как инструмента коммуникативного воздействия на участников отношений.

Рыночные преобразования в российской экономике сталкиваются с проблемой формирования интегрированного коммуникационного пространства, в котором должны успешно и эффективно с позиций собственных интересов сосуществовать и взаимодействовать множество разнообразных субъектов экономического поля [59]. Решение проблем роста бизнеса в современных условиях требует эффективного управления постоянно усложняющейся системой рыночных отношений между бизнесом и потребителями, между бизнесом и его партнерами, между бизнесом и иными участниками коммуникационного пространства (посредниками, поставщиками, органами власти разных уровней, структурами социосферы и собственно государством в лице различных контрольно-надзорных структур). Следует отметить, что каждая из контактных аудиторий имеет свои собственные стратегические ориентиры,  ключевые цели, мотивы на построение тех или иных  коммуникаций, обладает конкретными ресурсами, возможностями и разного рода потенциалами для создания предпосылок к устойчивому экономическому развитию. Потенциал выступает обобщенной характеристикой ресурсов как совокупностью средств и возможностей в какой-либо области [14]. Каждая из сторон составляет свое собственное представление о партнерах, о потребителях, о конкурентах и о тех, кто хотел бы вступить во взаимоотношения с субъектом, сохраняя при этом на должном уровне выполнение договорных условий и свое собственное «лицо» (имидж) в коммуникационном взаимодействии.

Рынок в условиях того или иного состояния социально-экономической среды диктует участникам коммуникаций правила игры, которые или принимаются безоговорочно бизнесом (и его трудовыми ресурсами), или же корректируются с поправкой на их ресурсный потенциал (в том числе определяемый состоянием социального, нравственного и маркетингово-поведенческого капиталов) с желанием не потерять свои позиции на изменяющемся рынке. Последнее в определенной мере определяет характер обратных связей и уровень интеграционной сбалансированности между субъектами в наиболее общем понимании. В этих условиях сфера маркетинговых коммуникаций принимает на себя определенную нагрузку на разрешение практически всех мотивационно-ресурсных противоречий между участниками рынка. По мере развития бизнеса хозяйствующий субъект (предприятие) расширяет круг перспективных для него участников маркетингового процесса, тем самым развивая всю сферу маркетинговых коммуникаций. Именно это обстоятельство приводит к необходимости рассмотрения множественности коммуникационных инструментов и определения границ их применимости в интересах достижения гармонии (баланса получения взаимных выгод) между участниками социально-экономических отношений.

Едва ли найдется другая такая же необозримая область научных знаний, к которой можно было бы подойти со столь разных сторон, как к коммуникации. Проблемы коммуникации исследуются через логико-философскую, социальную, лингвистическую, психологическую, бихевиористическую, экономическую, маркетинговую  и др. парадигмы [15; 16; 17, с. 75-85]. Данные области знаний представляются определяющими в ряду теоретических основ исследования проблем коммуникации, поскольку в качестве предмета выступают процессы общения, «рассматриваемые под углом зрения взаимоотношений личности и общества» [18, с.13]. Но замыкание в пределах одной области оказывается нецелесообразным и невозможным для понимания столь многогранного феномена и для построения относительно целостной модели коммуникационного процесса с учетом всех составляющих. Поэтому рассмотрение коммуникации возможно лишь в рамках целостного системного подхода, интегрирующего взаимовлияние разных аспектов ее рассмотрения  в междисциплинарном контексте.

Инструментарный состав модуляционного воздействия субъекта на потребителя или партнера определяется ресурсными компонентами, присущими этому субъекту. Причем состав этих ресурсов для каждого субъекта может колебаться в широких пределах. В наиболее общем виде следует рассматривать взаимосвязь разных ресурсов, а именно трудового ресурса, интеллектуального ресурса, коммуникационного ресурса, когнитивного ресурса, мотивационного ресурса как базовых компонент, определяющих состояние формирующихся у субъекта капиталов (нравственного, мотивационного, маркетингово-поведенческого). Изменяющееся состояние обозначенных капиталов дает основание рассчитывать на то, что преобразовательные процессы на предприятии в ходе адаптации его к требованиям рынка способны трансформировать систему отношений внутри предприятия и между участниками рынка в направлении повышения доверия к развивающемуся бизнесу в лице конкретного хозяйствующего субъекта.

Новое понимание экономической категории «доверие» как инструмента управления маркетинговым поведением хозяйствующего субъекта на конкурентном рынке

Развитие маркетинга в современных условиях опирается на теорию коммуникаций, развивающуюся в направлении обретения знаний о клиенте, о характере мотиваций участников взаимодействия, о возможностях гармонизации разнонаправленных составляющих коммуникационного пространства. Фактически совокупность этих знаний формирует информационно-компетентностный ресурс [19], позволяющий составить представление о характере и качестве социального капитала, создаваемого в обществе. Согласно Дж. Дэйви (J. Daweya), любой субъект существует благодаря передаче информации и коммуникации определенного наполнения [20, c. 13]. И характер маркетингового поведения любого субъекта определяется ими. Коммуникация как инструмент воздействия на поведение субъекта выступает сложной многоуровневой категорией, а ее анализ требует рассмотрения  и обоснования с позиций различных дисциплин [21, c. 16; 22]. Хотя Т. Гобан-Кляса (T. Goban-Klas) считает, что «в принципе универсальной науки о коммуникации не существует, есть только разные области и способы ее применения» [23, c. 33]. В частности, им рассмотрены различные группы моделей коммуникации и утверждается, что области определения коммуникации различны [23, c. 52-79]. Но в наиболее общем толковании маркетинговую коммуникацию следует рассматривать в качестве одного из многих информационных и реальных процессов, реализуемых на предприятии и в его рыночном окружении, создающих основу для принятия решений по построению конкретных бизнес-процессов в условиях конкретного рынка и конкретного состояния внешнего окружения. Форматы и контент маркетинговых коммуникаций определяет степень принятия или отторжения предлагаемой взаимодействующим сторонам информации как основы для формирования доверия к словам и поступкам тех, кто отвечает за конечный результат коммуникативного действия участников отношений.

Сегодня в условиях обостряющейся конкуренции и ослабления реакции потребителя на действие  традиционных инструментов воздействия необходимо формировать иной инструмент управления поведением субъектов. Таким инструментом может выступить «доверие», которое  складывается не ежеминутно, а постепенно в результате целенаправленных и настойчивых усилий трудового ресурса по соблюдению принятых бизнесом миссии, принципов, норм, правил поведения при построении им многозвенной (чаще всего сетевой) системы рыночных отношений [24].  Доверие как принцип взаимодействия субъектов рыночного  пространства  становится основой его социоэкономического развития и фактором их взаимопонимания [63,   с. 496].

 Потребитель (клиент) выступает субъектом мотивированного поведения и выбора. Конкурент же воспринимается как субъект «в себе», не позволяющий быть познанным в достаточной мере в силу «надуманных» им коммерческих тайн и скрытого от других субъектов поведения [25, с. 60]. Во внимание не всегда принимается (поскольку не всегда имеется) та информация, которая дает представление о состоянии рынка, «настроении» всех субъектов взаимодействия, по сути позволяющих, «допускающих» и способствующих достижению желаемых результатов. Поэтому важным становится уяснение мотивов маркетингового поведения участников рынка, а также выявление основы их формирования в интересах определения эффективного набора инструментов управления состоянием коммуникаций участников рынка и оценки коммуникативной и экономической эффективности воздействий на потенциального рыночного партнера  [26, с. 197-248]. Эти мотивы формируют способы и приемы маркетинговой мимикрии бизнеса, порой нарушающие маркетинговую идентичность субъекта [19].

Новое понимание маркетинга и маркетингового поведения участников отношений не может сложиться стихийно, так как оно требует усвоения иных представлений о взаимоотношениях субъектов рынка в коммуникационном пространстве конкретной социально-экономической системы, развивающейся по своим собственным законам. Обретение нового знания, ориентированного на придание человеку труда свойств человекоцентричного ресурса [27, 2, 3] должно быть направлено на получение информации и на накопление компетентностного опыта в ходе изменений, происходящих в мировом сообществе и во внутреннем состоянии самого человека, проявляющем себя в качественно ином воплощении его поведения.

Маркетинг как сфера проявления и отображения состояния рыночных отношений определяет общие тенденции развития, проецируемые на человека, воспринимаемого как активный элемент модели «от разума к разуму». Логика маркетинга нынешнего столетия состоит в том, чтобы изменить отношение к социуму и обратиться напрямую к конкретному, живому человеку, реальному клиенту «со всеми его представлениями и подспудными мотивами» [28, c. 13]. Обратившись к нему, возможным становится построение между производителем и потребителем, между продавцом и клиентом, между поставщиком и потребителем, между бизнесом и государством партнерских и социально-ориентированных отношений, что собственно закрепляет позицию «маркетинга отношений» воспринимать покупателя (потребителя, клиента) как личность.

Мотивационный фактор как источник деловой активности и инструмент построения взаимоотношений между участниками рынка усиливает свою значимость [29] и требует своего рассмотрения с точки зрения тех представлений, которые были выдвинуты в работах Г.У. Олпорта в 1937 г и строились на принципе функциональной автономности мотивов [30]. Согласно Олпорту «все нынешние мотивы вырастают из предыдущих» (Олпорт, 2002b, c. 303). По нашему мнению, все они формируют мотивационный капитал, реализуемый при построении конкретного маркетингового поведения субъектов. По мнению же Олпорта, происходит отрыв автономного отношения от породившей его мотивации и в результате им делается вывод о том, что функциональная автономия относится к любой приобретенной системе мотивации. В качестве особого случая возникновения автономных побуждений им рассматривается импринтинг, отличительная особенность которого состоит в образовании безусловных, не нуждающихся в последующих подкреплениях, мотивационных отношений [31, с. 332]. Идея функциональной автономности получила поддержку в виде положения о «сдвиге мотива на цель» в концепции деятельности А.Н. Леонтьева [23], суть которой объясняется развитием собственно человеческой мотивации. Процесс развития мотиваций, их формирование соответственно новым специфическим человеческим потребностям «происходит в форме сдвига мотивов на цели и их осознания» [32, с. 304]. А эти цели серьезным образом трансформируются в условиях неблагоприятного экономического положения и проявления кризисов. «Сдвиг мотива на цель» не является особым процессом, он фиксирует смыслообразование, порождающее устойчивые, «функционально автономные» мотивационные значения. Идея мотивационных «сдвигов», происходящих в иерархии достигаемых человеком идей, получила дальнейшее развитие в работах В.С. Магуна (1983, 1985), став основой для оригинального описания организации человеческих потребностей [33]. Они в свою очередь могут рассматриваться в качестве концептуальной базы для формирования совокупности составляющих маркетингового пространства и проявления конкретного маркетингового поведения субъектов в нем, а также «привязки» потребителей (клиентов) к тому или иному товаропроизводителю. Это находит отражение при построении моделей маркетингового поведения на основе мимикрии разного воплощения (положительной и отрицательной) [34]. А она своей целью ставит удержание потребителя любыми способами, даже незаконными. Еще во времена Дж. Смита даже эффективный розничный сбыт товаров был нацелен на удержание «своего» покупателя и на предугадывание его нужд и желаний. И в ХХI в. ориентацию на старые образцы рыночного поведения нельзя считать ошибочными, поскольку они были оправданы мотивационной доминантой «удержанного клиента», действующего или по принципу функциональной автономии, или же простого «сдвига мотива». Множественность потребностей клиентов, образуя «разноцветную» клиентоцентричную культуру как у производителя и торговца, так и в потребительском секторе, проявляет себя в доверии, закрепляемом в сознании каждого из участников отношений, отображаемом в имидже (и в дальнейшем в формируемом бренде).

Нами предлагается следующее понимание экономической категории «доверие»: это  социализированная составляющая социально-нравственного капитала, интегрирующего взаимосвязь маркетингово-поведенческого капитала и мотивационного капитала таким образом,  что изменение каждого из них в позитивном плане обеспечивает, с одной стороны, наращивание этой составляющей в глазах взаимодействующих с субъектом рыночных агентов, а с другой,  − формирование предпосылок для экономического роста бизнеса в разных его аспектах (а именно, увеличение объема продаж, увеличение доли рынка, рост объема прибыли, повышение имиджа, расширение круга партнеров и гарантированных на перспективу совместных проектов и т.п.).

Доверие важнейший инструмент экономического роста бизнеса, поскольку именно оно создает атмосферу благожелательного отношения субъекта к участникам текущих и потенциальных взаимодействий в конкретном маркетинговом коммуникационном поле, в котором маркетинговое поведение каждого получает должную оценку и является основанием для укрепления взаимосвязей между субъектами рынка или же их расторжения. Доверие является элементом конкурентоспособности корпораций, позволяющим достигать требуемой конкурентоспособности    при осуществлении реорганизации бизнес-процессов в условиях обострения конкуренции и усложнения межкорпоративных связей [57].

Ресурсная составляющая доверия в обеспечении сбалансированных коммуникационных процессов в маркетинговом экономическом пространстве инициатора модуляционных воздействий на участников  отношений

Совершенствуя внутрипроизводственные отношения, и перенося их в рыночную среду в социально-ориентированном формате, создаются реальные условия для укрепления конкурентных позиций бизнеса и формируются возможности для его экономического роста в пределах ресурсных ограничений и притязаний его топ-менежджеров, отдающих себе отчет о мотивационно-нравственном состоянии вовлекаемого ими в профессиональную деятельность персонала [19].  Если есть доверие, тогда есть перспективы успешного бизнеса. Если же нет, тогда нужно менять изнутри представление и о себе и о своем месте в рыночном пространстве. Необходимо предпринять усилия, направленные на расширение сведений о себе, на осознание «самих себя» и  своих поступков в реализации бизнеса и в социальном окружении.

Представление о коммуникации необходимо дополнить составляющими, которые определяют рациональность использования ресурсов субъектами рынка, вступающими в коммуникативный процесс, но к моменту коммуникативного обмена имеющими вполне аргументированные с их точки зрения позиции в отношении мотивов своего поведения и способов достижения поставленных целей. Следует отметить значимость семантической составляющей в построении маркетингового поведения субъектов и при формировании деловых отношений между работниками внутри бизнеса. Нами предлагается использовать такое понятие как модальность хозяйствующего субъекта [8, c. 90]. Она представляет собой функционально-семантическую категорию, выражающую отношение заявляемого предназначения субъекта действительному его положению (состоянию) в реальной экономической среде с точки зрения имеющегося ресурсного потенциала. Раскрыть экономическую природу этого понятия можно, если исходить из того, что сема́нтика − эмпирическая дисциплина, методологически обозначающая подход к исследованию того, как люди взаимодействуют с миром, как реагируют на мир, как  формируют собственные реакции и реакции других людей и, соответственно, каким образом они изменяют своё поведение, сообразуясь с состоянием реального окружения. Коммуникативная модальность – термин, означающий в рыночном пространстве как отношение к воздействию на ту или иную целевую аудиторию получателей информации, так и меру этого воздействия на них; способ коммуникативного самовыражения субъекта в рыночной среде и мера его коммуникативного давления на участников взаимодействия (целевых потребителей, партнеров и иных рыночных агентов). Коммуникативная модальность (в том числе и на виртуальных рынках)  проявляет себя при построении маркетинговых полей. Воплощается ее влияние в процессе координации  и синхронизации маркетингового поведения между участниками взаимодействия, а также при обеспечении постоянной вовлеченности и информирования всех действующих ключевых лиц [35;  36, с. 209]

При формировании представлений о коммуникации как ключевого ресурса бизнеса чаще всего выпадает социальный аспект взаимодействия, который может служить основой гармонизации рынка. Именно он определяет социальную справедливость в части распределения благ и результатов обмена, обеспечиваемого в едином коммуникационном поле участников взаимодействия, ориентированных на консенсус мотиваций при ресурсном покрытии трансакций. Не существует механизма развития применительно к любой системе (в том числе социально-экономической), который был бы вне коммуникативного пространства субъектов взаимодействия и который в качестве инструмента воздействия на них не содержал бы мотивационного компонента. Только органичное взаимодействие мотиваций субъектов (их интерференция) в конкретном коммуникативном пространстве с его конкретными характеристиками способно создать предпосылки и условия для достижения баланса их интересов и рационального ресурсного покрытия обменов [37]. Мотивационный ресурс консенсуально трансформируется только лишь в коммуникационном процессе, выстраиваемом согласно обстоятельствам, условиям, возможностям и целевым установкам его участников.

Инновационность как ресурс становится ключом к решению проблем эффективности потребления в условиях конкретного состояния рынка [38].  При этом инновационность затрагивает трудовой ресурс бизнеса как в контексте реализации его инновационной способности к созданию новых продуктов, отвечающих  запросам  потребителей, так и в коммуникационном аспекте (построение  отношений на новой коммуникационной основе с заинтересованными в совместном бизнесе партнерами). Росту значимости маркетинговых коммуникаций и применяемых в реальной хозяйственной практике инструментов способствуют некоторые аспекты развития рыночных отношений (проблемы создания новых товаров, насыщение рынка товарами, меняющиеся стандартизированные требования к их качеству и др.) и конъюнктуры в условиях глобализационного процесса. Вместе с тем, при построении маркетинговых полей взаимодействующих субъектов может возникать коммуникационная дивергенция. Под коммуникационной дивергенцией (КД) понимается  термин, обозначающий в маркетинге процесс построения различных маркетинговых коммуникационных сетей, отличающихся своими свойствами, признаками и характеристиками, при использовании одних и тех же инструментов воздействия на участников рыночных отношений в условиях необходимости решения ими аналогичных задач [39, 40, 41, 64]. Она (КД) обозначает  процесс движения в маркетинговом поведении субъектов по расходящимся линиям: в направлении увеличения разрыва в их поведении при построении коммуникационных пространств (взаимодействия), отличающихся своими свойствами и характеристиками, при использовании аналогичных (близких) или одних и тех же инструментов воздействия на вовлекаемых в это пространство рыночных агентов. Она имеет место при построении рекламных кампаний, организации рекламной деятельности и  построении Public Relations [42].

Следует принять во внимание то, что доверие к субъекту всегда связано с представлением о социальном капитале как важнейшей составляющей, проявляющей себя в процессе выбора маркетинговых решений бизнесом и нужного формата маркетингового поведения для удержания им своих рыночных позиций  [36, 6, 43]. Доверие выступает ресурсом бизнеса, который может быть воплощен в реальном экономическом или ином результате при построении предприятием своего маркетингового поведения.  Состояние национальной экономики определяет выбор инструментария по управлению маркетинговым поведением субъектов в условиях изменений, затрагивающих все стороны деятельности бизнеса (начиная от организационных составляющих, далее к технологическим и производственным, и только после этого к маркетинговым и инновационным решениям в отношении предлагаемых рынку продуктов (услуг), отображающим требования платежеспособного спроса  и покупательской активности населения на нестабильном рынке).

 Социально-нравственный капитал человеческого ресурса в  обеспечения позитивных рыночных преобразований в бизнесе и создании условия для роста его конкурентоспособности 

Экономическая ситуация в стране порождает нестабильный вектор социальности, представляющей собой совокупность приобретаемых  человеком свойств, способствующих его жизнедеятельности и инкорпорации в социум. Такая нестабильность наносит дополнительный урон экономике отдельных территорий и страны в целом. Следует отметить, что социальность отражает субъективный подход к процессу социализации  [от лат. socialis — общественный], представляющему собой  процесс усвоения и овладения тем социальным опытом, который передается индивиду в ходе его взаимодействия и общения с социальным окружением в ходе совместной деятельности и общения с внешним миром. Социальность очень важна, когда речь идет о поиске единой национальной идеи, о содружестве народов и наций, о построении гармонизированного по интересам общества, имеющего гуманистическую перспективу создания многонационального социума, сплоченного во многих своих составляющих, а также когда возникает необходимость определится с тем, каким должно быть поведение субъекта в реальных  условиях состояния рынка. Не рассматривая качественных сторон социальности, трудно говорить о перспективах развития рынка и бизнеса. Социальный капитал, отражающий количество и качество социальных связей индивида, является реальным ресурсом для получения экономических, политических, социальных, духовных и психологических выгод [56, с. 79]. Значимость социального капитала состоит в возможности его трансформации в коммуникационный  капитал, отражающий совокупность взаимодействий, выстраиваемых между субъектами рынка во благо общества, государства, бизнеса и индивидов. Социальные связи и отношения, составляющие суть социального капитала позволяют формировать предпосылки для наращивания мотивационно-коммуникационного капитала.

Cоциальность бизнеса проявляет себя в поведении субъектов в отношении сохранения окружающей среды [44], поддержания требуемого уровня экологичности производственных процессов и производимых продуктов, сохранения природных ресурсов и поддержания требуемого уровня охраны труда. Социальность в рамках формирующихся мотиваций позволяет строить поведение людей и предприятий, отвечающее требованиям рынка, государства и общества [45].  Можно ли говорить об экономических успехах, если растет доля наиболее нуждающегося населения (это те, кто живет на доходы меньше прожиточного минимума (ПМ) в месяц). Так доля наиболее нуждающегося населения в 2014 г. возросла до 8,7 %, доля россиян с доходами ниже среднего (от 3 до 7 ПМ) увеличилась до 35,5 %, доля среднего слоя составила в 2014 г. всего 8,8 % (против 9,6 %  в 2013 г.), доля высоко обеспеченного населения составила в 2014 г. 4,7 % [46]. Согласно «индексу Джини» (индекс справедливости) в распределении доходов внутри различных групп населения Россия снизила этот показатель с 0,289 в 1992 г. до 0,426 в 2014 г. Ноль соответствует абсолютному равенству, а единица – абсолютному неравенству. Неравенство порождает социальную напряженность и создает дополнительные барьеры для повышения эффективности функционирования бизнеса и экономики страны в целом. Неравенство порождает силы, которые ослабляют социально-нравственный потенциал общества, деформируют поведенческие реакции предпринимательства при усилении рыночного давления, ослабляют моральную доминанту и создают условия для проявления негативных адаптационных процессов при воплощении маркетинговой мимикрии в предпринимательской деятельности [47]. Увеличивающееся неравенство − результат обострения внешних и внутренних противоречий, приводящий к деформациям в распределении благ и результатов деятельности предпринимательства между государством, бизнесом и работниками [5].  Эти противоречия обостряются на фоне экономического спада [48, c. 13]: прибыль предприятий растет, а рост средней зарплаты работников уменьшается. Именно в этот период особо значимым становится социально-нравственная составляющая трудового ресурса регионов, которая определяет перспективы экономического роста, несмотря на углубление мотивационно-ресурсных противоречий между участниками рыночных отношений.

Экономический рост и перспективы развития национального хозяйства во многом зависят от состояния социально-нравственного потенциала общества (и в частности, трудового ресурса). Экономический рост, его темпы, качество, состояние социального вектора в развивающейся системе в значительной степени зависят от  возможностей домохозяйств «самовыразиться» в социальной и общественной жизни, в профессиональной деятельности и личном творчестве, проявляющем себя по-разному (в изобретательстве, в создании продуктов интеллектуального происхождения, в искусстве и др.). Личный потенциал человека труда не может рассматриваться в отрыве от интересов различных стратификационных классов [29], от интересов трудового ресурса (на всех его уровнях) и от необходимости обеспечения в процессе управления рыночными отношениями социальной справедливости в отношении распределения получаемых обществом благ. Такой вектор в построении рыночных отношений в обществе может быть обеспечен, если в социально-экономической системе создаются предпосылки для формирования высокой нравственности и социальной ответственности за совершаемые государством и бизнесом действия в пределах их возможностей и компетенций. Понимание значимости структурами различных ветвей власти и бизнесом сохранения и укрепления принципов социально-ориентированного управления развитием общества может создать реальные условия для экономического роста. Но оно недостижимо в обществе с низким социально-нравственным капиталом.

Причиной возникновения инерционных процессов в развитии и становлении социально-ориентированного общества является углубление  разногласий между стратификационными классами (прежде всего между собственниками капиталов и наемными  работниками, привлекаемыми для их наращивания) и недостижение ими консенсуса в отношении способов и методов разрешения мотивационно-ресурсных противоречий, возникающих в повседневной социальной и экономической жизни. Общество в условиях нецивилизованного рынка поляризуется до огромных масштабов, происходит резкое социальное расслоение, формируемое под флагом «революции неравенства». Расслоение в российском обществе идет в разных направлениях: нравственном, духовном,  интеллектуальном, культурологическом, потребительском, психологическом, поведенческом, мотивационном, и естественно, социальном.

По данным исследования Global Wealth Report швейцарской финансовой корпорации  Credit Suisse, доходы среднего домохозяйства  в России выросли за период с 2000 г. по 2014 г. с 1,7 тыс. долл.  до 14 тыс. долл. и в середине 2016 г.  составили 10344 долл.  [49].  Разница в России средних доходов богатых и бедных увеличилась до 16,5 раз (показатель соотношения средних доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченных слоев населения). Этот показатель для стран-членов ЕС составляет  5-6 раз. При сохранении нынешних тенденций в разрешении мотивационно-ресурсных противоречий между разными классами к 2020 г. этот показатель может вырасти до 20.  Снижение доходов у бедного большинства негативно сказывается на всех сторонах социальной, общественной, предпринимательской и профессиональной жизни общества. Снижение качества жизни ведет к снижению уровня формируемого в обществе социального и нравственного капиталов, ослаблению влияния духовного ресурса, снижению роли поведенческого капитала в реализации социально-экономических процессов в системе рыночного хозяйства.

Проявлением снижающегося влияния социально-нравственного капитала является рост преступности и накопление предпосылок для появления социальных катаклизмов. Прежде всего, высокий уровень социального расслоения в обществе обретает свойства ключевого фактора роста преступности и существенного снижения нравственности. Рост благосостояния узкого круга собственников ведет к ослаблению их мотиваций на инвестирование своих ресурсов в развитие  экономики страны. Остается лишь стремление побольше финансовых ресурсов вывезти за границу и уйти от решения экономических  проблем в национальной экономике. Социально-нравственный капитал определяет характер выстраиваемых коммуникационных связей между участниками рыночных отношений и собственно маркетинговое поведение хозяйствующих субъектов  в изменяющейся рыночной среде. Следует констатировать, что состояние социально-нравственного капитала в обществе определяет формирование перспектив для возможных позитивных преобразований российской экономики и создает условия для завоевания предприятиями выгодных конкурентных позиций на мировом и национальном рынках.

Организационная культура в обеспечении позитивной маркетинговой мимикрии бизнеса к требованиям конкурентного рынка и роста доверия к бизнесу 

Стратегический выбор пути развития общества всегда находится в руках государства и тех, кто берет на себя ответственность за принятие социально значимых ключевых стратегических решений. Без активизации научно-технического ресурса,  инновационного ресурса, человеческого ресурса, мотивационного ресурса работников и их интеллектуального потенциала невозможно построить качественно новые отношения, создать новые бизнес-проекты и реализовать их в интересах роста конкурентоспособности экономики национального хозяйства в целом [8, 9, 10, 50].  Невозможно изменить внутреннее состояние бизнеса в технологическом, инновационном, производственном аспектах, если не включать маркетинговые инъекции в составляющие деятельности предприятия и не ориентироваться на прирост нравственного, интеллектуального, когнитивного потенциалов в процессе преобразований внутри бизнеса и вне него для занятия бизнесом выгодных конкурентных позиций на рынке [51, 52]. Маркетинговые инъекции являются носителями определенной организационной культуры бизнеса. Они способны менять внутрипроизводственные отношения между различными работниками предприятия, а также корректировать характер рыночных отношений субъекта с участниками маркетингового коммуникационного поля. Следует особо отметить особую значимость организационной культуры как носителя философии и идеологии управления, ценностных ориентаций, ожиданий, норм, лежащих в основе отношений и взаимодействий как внутри бизнес-структур, так и за их пределами.

Изменение характеристик социальной и нравственной сферы территории создают предпосылки для повышения качества трудового ресурса как фактора экономического развития. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что формирование механизмов социального партнерства и саморегулирования предполагает создание ассоциаций профессионалов в разных сферах деятельности общества, социализацию профессионально-ориентированной составляющей  предпринимательской сферы. Без такого механизма трудно поддерживать нравственность в профессиональной деятельности и повышать качество  производимой продукции, обеспечивать гарантии высокой конкурентоспособности в профессиональном сообществе во благо потребителя, а не только бизнеса (не отвечающего в полной мере за состояние нравственного капитала его трудового ресурса).

Маркетинговая мимикрия субъектов рыночных отношений в условиях меняющихся требований рыночной среды, осуществляемая в рамках укрепления социального партнерства и поддержания заданного уровня нравственности в обществе, позволяет достигать синергетического эффекта от взаимодействия акторов  [34]. Именно социально-нравственная составляющая в процессе такой маркетинговой мимикрии позволяет корректировать  возможности бизнеса и власти в объеме и качестве достижения желаемого результата, уменьшая совокупный эффект до уровня интегративного мультипликативного эффекта [53], который соотносит экономические цели участников отношений с социальными ориентирами в регионе и обществе.

Проблемы маркетинга бизнеса в условиях нестабильной экономики – проблемы трансформации ценностей, формируемых в сознании разных сторон (производителей, потребителей, партнеров и др.).  Интенсификация жизни – способ сжатия времени и удаление той ее части, в которой живет время мышления и осознания самих себя. Восприятие мира в разных красках – способ движения вперед.  Отвергая одно, и принимая другое, у нас появляется возможность  осуществлять выбор своей позиции в поведении и восприятии окружающего мира, в границах которых существует бизнес и реальная жизнь каждого члена общества. Но любой выбор всегда сопровождается в том числе и негативными процессами и явлениями,  которые отражаются на соседствующих с каждым субъектом людях. Человек на работе или в быту закрепляет в своем подсознании чувства и эмоции, которые рождаются в нем и получают отражение в каждодневных реакциях на давление внутри его социальной сферы и вне нее (в силу влияния внешнего окружения на социально-экономические процессы в микропространстве). Социально-нравственный аспект восприятия окружения впрямую определяет действия, совершаемые людьми в профессиональной и общественной жизни, формируя условия для позитивных явлений в бизнесе и общении, или же негативных, связанных с расшатыванием всей социально-стратификационной лестницы.

Организационная культура  выступает той составляющей деятельности хозяйствующего субъекта,  которая принимает на себя восприятие любых изменений в условиях развивающегося мира в рамках информационного пространства, затрагивающего: а) управленческие аспекты действий персонала; б) технологические составляющие инновационных процессов в обеспечении научно-технического прогресса; в) культурологические константы, отражающие целостность социально-экономического «организма» бизнес-структуры, настраиваемого  на единение семиотической, семантической, организационной, мотивационной и коммуникационной доминант его функционирования и развития [54, c. 27];  г) нравственные компоненты, определяющие духовный ресурс (состояние)  персонала и субъекта в контексте решаемых ими задач и нравственных проблем, стоящих перед обществом.  Организационная культура связана с имиджем хозяйствующего субъекта: она влияет на характер отношений между людьми и одновременно является результатом этих отношений.

Организационная культура способствует идентификации субъекта  в социокультурном аспекте и содействует построению «цепочек взаимодействия», закрепляющих, с одной стороны, организационно его культурное поле и коммуникационное пространство, дискриминирующее сущностное различие  одних предпринимательских структур от других, а с другой,  −  создающих предпосылки для создания адекватной ее сущности цепочки создания стоимости (в том числе покупательской ценности продукции). Предлагается следующее  определение: «Организационная культура  представляет собой совокупность взаимосвязанных между собой элементов, принимаемых и включаемых работниками бизнес-единиц в том виде, в котором они отображают заявляемые этими структурами ценности и нормы, и которые формируют у работников ориентиры и форматы их поведения (действий), и которые закрепляют внутри структур символические средства духовного и внутриорганизационного окружения в направлении достижения гармонии мотиваций на рациональное использование ресурсов в едином коммуникационном пространстве. Она обретает свойства идентификатора маркетингового поведения, потенциально ожидаемого от субъекта в процессе построения им отношений с заинтересованными во взаимодействии с ним субъектами рынка в условиях постоянных изменений, нестабильности экономики и ресурсных ограничений, возникающих в процессе развития бизнеса».   

Следует обратить внимание на тот факт, что расширение действия виртуальной среды (принимающей форму компьютерно-моделируемой среды) усиливает значимость доверия как инструмента воздействия на субъекты рынка и видоизменяет инструментарий коммуникаций в направлении повышения значимости его лингво-семиотических компонент. В такой среде симулякры получают свое закрепление в сознании большого числа потребителей как «реальные» продукты потребительского рынка, способные конкурировать с продуктами традиционного рынка, но не всегда подтверждающие их потребительскую ценность в желаемом покупателями объеме и в заявляемом им качестве [47]. Маркетинговые симулякры в виртуальной среде обретают свое реальное воплощение и деформируют сознание потребителей в направлении постоянного втягивания потребителя в процессы купли-продажи чаще всего в интересах держателей тех или иных сайтов и информационных сетей. Организационная культура закрепляет поведенческие реакции бизнеса в изменяющейся рыночной среде. Она должна быть нацелена на позитивную маркетинговую мимикрию.  Только в этом случае она будет способна формировать доверие к бизнесу и укреплять его конкурентные позиции, принимая во внимание ограниченность ресурсных возможностей и необходимость разрешения возникающих противоречий разного характера [58].

Модель управления конкурентной позицией субъекта на рынке посредством формирования доверия к бизнесу

Нами предлагается модель управления конкурентной позицией  субъекта на рынке посредством включения ресурсного подхода к формированию доверия к бизнесу как инструменту усиления коммуникативного воздействия на участников маркетингового коммуникационного поля (рис. 1). Доверие включается в процесс построения хозяйствующим субъектом маркетингового коммуникационного поля, в которое втягиваются  заинтересованные в сотрудничестве с ним рыночные агенты (потребители, партнеры, инвесторы, рыночные посредники, разработчики инновационных продуктов и др.).

Рисунок 1.  Управление конкурентной позицией субъекта на рынке посредством повышения доверия к бизнесу как инструменту разрешения маркетингово-ресурсных противоречий

В модели взаимоувязаны ресурсные составляющие социально-экономической системы и ресурсы хозяйствующего субъекта таким образом, что ресурсная декомпенсация [55] позволяет ослаблять негативное влияние мотивационно-ресурсных противоречий, неизбежно возникающих в любом маркетинговом коммуникационном пространстве. Реализация модели позволяет формировать предпосылки для стабилизации состояния субъекта на конкурентном   рынке и выявлять резервы для роста эффективности посредством совершенствования управления поведением персонала субъектов как внутри бизнеса [60, c. 599-600], так в формируемом им маркетинговом пространстве непосредственно при выборе форм и методов взаимодействия с внешними рыночными партнерами [62].

В этой модели рост доверия адекватен наращиванию масштабов бизнеса и получению синергетического эффекта от реализации положительной маркетинговой мимикрии и рациональной ресурсной декомпенсации [55] в процессе принятия (на необходимом уровне) социально-нравственных норм человеческим ресурсом бизнеса, подкрепляемых освоением интеллектуального ресурса в соответствии с возникающими проблемами и обстоятельствами действия окружающей среды. В модели необходимо выделять отдельно ресурсный круг формирования доверия к субъекту, включающий трудовой ресурс,  интеллектуальный ресурс, коммуникационный ресурс, мотивационный ресурс и когнитивный ресурс.

Совершенствуя внутрипроизводственные отношения, и перенося их в рыночную среду в социально-ориентированном формате, создаются предпосылки для укрепления конкурентных позиций бизнеса и формируются возможности для его экономического роста.

Выводы

  1. Доверие выступает важнейшим инструментом формирования рационального маркетингового поведения субъектов. Позволяет сохранять и укреплять социальное равновесие в обществе, содействовать завоеванию бизнесом желаемых конкурентных позиций, а также формировать сбалансированное по интересам маркетинговое коммуникационное поле, в котором создается единый мотивационный вектор движения в направлении построения социально справедливого общества, нацеленного на экологизацию экономического роста.
  2. Ресурсная составляющая доверия к субъекту выступает основой для разработки инструментария модуляционного воздействия хозяйствующего субъекта на различных участников рынка; она предусматривает интеграцию ресурсов таким образом, чтобы достигалась мотивационно-коммуникационная сбалансированность в отношении распределения получаемых благ сторонами при совместной деятельности различных рыночных агентов в реальных условиях маркетингового экономического пространства.
  3. Ресурсный круг формирования доверия к субъекту замыкает взаимосвязь совокупности ресурсов (трудового, интеллектуального, коммуникационного, мотивационного и когнитивного) и способствует наращиванию духовного и информационно-компетентностного ресурсов, использование которых содействует накоплению мотивационного и маркетингово-поведенческого капиталов таким образом, что их активизация повышает доверие потребителей (и социумов) к субъектам бизнеса. Тем самым формируются предпосылки для укрепления конкурентных рыночных позиций бизнеса, его экономического роста (посредством масштабирования и увеличения синергетического эффекта от сотрудничества разных участников рынка), а также для повышения конкурентоспособности национальной экономики в целом.
  4. Маркетинговая мимикрия и ресурсная декомпенсация – взаимосвязанные процессы маркетинговой адаптации к требованиям рынка, используемые,  с одной стороны, для расширения маркетингово-поведенческого капитала, формируемого  за счет активизации информационно-компетентностного  ресурса в бизнесе и социального капитала как общей характеристики состояния внешней среды, а с другой, − для наращивания нравственного капитала как продукта проявления духовного ресурса, закрепляемого в мотивациях на все социальные проявления в профессиональной деятельности, жизни и социальном общении в обществе.
  5. Действия социума, характеризующие состояние социального капитала в обществе, и проявляющие себя в его маркетинговом поведении (подкрепляемом его мотивационными установками) определяет характер, тенденции и  результат социально-экономического развития общества и бизнеса, в частности, отображающиеся во всех составляющих отношений субъекта с рынком, обществом, бизнесом и государством.
  6. Предложена модель управления конкурентной позицией субъекта на рынке посредством повышения доверия к бизнесу как инструменту разрешения маркетингово-ресурсных противоречий в условиях ресурсной ограниченности, реального состояния внешнеэкономического и геополитического окружения и необходимости достижения консенсуса между взаимодействующими сторонами (государство, бизнес, потребители, партнеры, инвесторы, рыночные агенты, общество в лице социальных структур и органов различных ветвей власти) в отношении получения и распределения благ.

Библиографический список

1. Щепакин М.Б. Предпринимательство как системообразующий фактор переходной экономики. Дисс. докт. экон. наук / Кубанский государственный университет. Краснодар, 2002, 380 с.
2. Щепакин М.Б., Кривошеева Е.В. Модель активизации человекоцентричного ресурса в условиях маркетинговой адаптации предприятия // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Экономические науки. 2015. № 1(211). С. 205-213.
3. Щепакин М.Б., Кривошеева Е.В. Модель выбора конкурентоспособного варианта эффективного функционирования и развития производственного предприятия // Экономика и менеджмент систем управления. 2015. № 3.3(17). С. 412-423.
4. Щепакин М.Б., Михайлова В.М. Кривошеева Е.В. Ресурсный подход к повышению конкурентоспособности производственных предприятий хлебопекарной отрасли: монография. Краснодар: Изд. КубГТУ, 2016. 187 с.
5. Агабекян Р.Л. Предпринимательство и рынок труда: учеб. пособие для вузов / Р.Л. Агабекян, М.Б. Щепакин, М.М. Щепакин. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2008. 352 с.
6. Щепакин М.Б. Модель управления маркетинговым поведением хозяйствующего субъекта // Экономика и менеджмент систем управления. 2016. Т. 21. № 3. С. 66-79.
7. Щепакин М.Б., Кривошеева Е.В. Механизм повышения конкурентоспособности производственного предприятия: монография / В кн.: Перспективы и ограничения устойчивого социохозяйственного развития России. М.: Научно-исследовательский институт истории, экономики и права; Краснодар, 2016. С. 141-180.
8. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф. Инновационный потенциал − системообразующий фактор обеспечения конкурентоспособности хозяйствующего субъекта // Экономика и менеджмент систем управления. 2015. № 2(16). С. 87-92.
9. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф. Модель реализации инновационного цикла в развивающемся рыночном пространстве локальной социально-экономической системы // Экономика и предпринимательство. 2015. № 6 (ч.1) (59-1). С. 105-109.
10. Щепакин М.Б. Инновационный фактор национальной и региональной конкурентоспособности России // Материалы междунар. научно-практ. конф. Ч. 2. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2006. С. 298-300.
11. Щепакин М.Б., Томилко Ю.В. Теоретико-методологические аспекты управления инновационным кластером: монография. Краснодар: Издательский Дом-Юг, 2013. 148 с.
12. Щепакин М.Б., Маштаков А.И. Методологические и методические аспекты выбора стратегии развития региона // Труды Кубанского государственного аграрного университета. 2009. № 19. С. 12-17.
13. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф., Томилко Ю.В. Управление инновационной деятельностью хозяйствующих субъектов в развивающемся маркетинговом коммуникационном пространстве // Экономика и предпринимательство. 2015. № 9-2. С. 998-1004.
14. Абалкин Л.И. Роль государства в становлении и регулировании рыночной экономик // Вопросы экономики. 1997. № 6.
15. Хандамова Э.Ф. Основные парадигмы коммуникации как источника экономического роста // Экономика развития региона: проблемы, поиски, перспективы: ежегодник. Вып. 12. Волгоград: Изд. ВолГУ, 2011. С. 102-110.
16. Хандамова Э.Ф. Парадигмы теории коммуникаций в корпоративном управлении развивающимся бизнесом / В кн.: Проблемы экономики и управления предприятиями, отраслями, комплексами: монография / Под общ. ред. С.С. Чернова. Книга 13. Гл. 7. Новосибирск: Изд-во «СИБПРИНТ», 2010. С. 189-222.
17. Хандамова Э.Ф. Маркетинговое коммуникационное поле предприятия: формирование и развитие / Э.Ф. Хандамова; ФГБОУ ВПО «КубГТУ». Краснодар: Издательский Дом-Юг, 2013. 460 с.
18. Леонтьев А.А. Психология общения. М., 1997.
19. Маштаков А.И., Щепакин М.Б. Модель управления социально-нравственным потенциалом трудового ресурса региона в условиях реализации приоритетов национальной экономики // Экономика и предпринимательство. 2016. № 12(ч.1). С. 803-811.
20. Dobek-Ostrowska B. Podstawy komunikowania spolecznego. Wroclaw: Wydawnictwo Astrum, 1999. 168 s.
21. Виктор Ян В. Продвижение. Система коммуникации между предпринимателями и рынком / Пер. с польского. Х.: Изд-во Гуманитарный Центр, 2003. 480 с.
22. Брихцин М., Яноушек Я.Р. и др. Коммуникация при совместных решениях задач в условиях различной координации сотрудничества в группе // Общение и оптимизация совместной деятельности. М., 1987. С. 86-95.
23. Goban-Klas T. Media i komunikowanie masowe. Teorie i analizy prasy, radia, telewizji i Internetu. Warszawa-Krakow, Wydawnictwo Naukowe PWN, 1999. 340 s.
24. Щепакин М.Б., Авдеева Р.А., Латынин Е.С. Развитие маркетинговой сети хозяйствующим субъектом в нестабильной экономике // Экономика и предпринимательство. 2016. № 10(ч.1). С.473-480.
25. Хандамова Э.Ф. Управление брендингом в корпоративном маркетинге // Маркетинг, 2007. № 5 (96). С. 60-72.
26. Экономика рекламной деятельности: учеб. пособие / М.Б. Щепакин, Э.Ф. Хандамова. 3-е изд., доп. и перераб. Краснодар: Изд. КубГТУ, 2010. 493 с.
27. Shchepakin M.B., Krivosheyevа E.V. Management of increase of business enterprise’s competitiveness in the changing market environment // INTERNATIONAL RESEARCH JOURNAL. 2015. № 9(40). P. 81-84.
28. Алдер Г. Маркетинг будущего: диалог сознаний: Общение с потребителя в ХХI веке / Гарри Алдер; пер. с англ. С. Потапенко. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2003. 448 с.
29. Щепакин М.Б. Мотивационные аспекты организационно-поведенческого менеджмента // Материалы междунар. научно-практ. конф. “Проблемы и перспективы российского менеджмента на пороге XXI века”. Краснодар: Изд-во КубГТУ, 1998. С. 131-144.
30. Allport J.A. The functional autonomy of motives // American J. of psychology. Vol. 50. 1937. P.141-156.
31. Вилюнас В. Психология развития мотивации. СПб.: Речь, 2006. 458 с.
32. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.: Изд. МГУ, 1972. 576 с.
33. Магун В.С. Потребности и психология социальной деятельности личности. Л.: Наука, 1983. 176 с.
34. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф. Маркетинговая мимикрия как инструмент воздействия хозяйствующего субъекта на поведение потребителя // Экономика и предпринимательство. 2016. № 1-1(66-1). С. 1090-1097.
35. Щепакин М.Б., Ерок А.Д., Кузнецова О.А. Синхронизация маркетингового поведения субъектов при построении моделей экономического роста бизнеса // Экономика им предпринимательство. 2016. № 12(ч.2). С. 743-758.
36. Дэй Дж. С. Организация, ориентированная на рынок: как понять, привлечь и удержать ценных клиентов. М.: Эксмо, 2008. 304 с.
37. Щепакин М.Б., Маштаков А.И. Формирование регионального маркетингового импланта как системообразующего элемента устойчивого и безопасного развития экономики региона // Экономика и менеджмент систем управления. 2015. № 3 (17). С. 102-111.
38. Щепакин М.Б. Инновационность и эффективность потребления в условиях рынка // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Серия «Общественные науки». 2000. № 2. С. 81-86.
39. Хандамова Э.Ф., Щепакин М.Б., Петровский В.И. Взаимоотношения участников рыночных обменов в рекламной сфере: коммуникационный аспект //Труд и социальные отношения. 2008. № 2(44). С. 65-71.
40. Петровский В.И., Щепакин М.Б. Организация рекламной деятельности на основе интеграции бизнеса и информационных технологий // Методы управления экономическими, социальными и правовыми процессами в Северо-Кавказском регионе / Межвуз. научн. конф. Отрадная, 1998. С. 21-23.
41. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф., Петровский В.И. Формирование коммуникационных сетей в условиях развивающегося рынка // Научно-технические ведомости СПбГПУ: экономические науки. 2007. № 4(52). С. 244-252.
42. Уфимцев Ф.Р., Щепакин М.Б., Петровский В.И. Перепроектирование деятельности компаний в области РЕКЛАМЫ и PUBLIC RELATIONS // Материалы междунар. научно-практ. конф. “Проблемы и перспективы российского менеджмента на пороге XXI века”. Краснодар: Изд-во КубГТУ, 1998. С. 277-279.
43. Щепакин М.Б. Управление поведением хозяйствующего субъекта в условиях изменений различного характера // Экономика и менеджмент систем управления. 2015. № 3.2 (17). С. 308-318.
44. Эколого-технологический комплекс для очистки гидросферы от нефти и нефтепродуктов / Щепакин М.Б., Гафаров И.Г., Мишулин Г.М., Исрафилов И.Х. // Экология и промышленность России. 2000. № 11. С. 20-25.
45. Щепакин М.Б. Мотивация и поведение людей и организаций в условиях российского рынка // Межвузовский сб. научн. трудов “Предприятие в условиях рынка”. Краснодар: Изд-во КубГТУ, 1996. С. 18-24.
46. Бобков В. Пусть слабый проиграет // Аргументы недели. 2015. № 22(463). С. 3.
47. Щепакин М.Б., Авдеева Р.А., Ивах А.В., Латынина А.В. Завоевание конкурентной позиции предприятием в условиях его маркетинговой мимикрии на нестабильном рынке // Экономика и предпринимательство. 2016. № 11(ч. 1). С.691-700.
48. Аганбегян А. Густой навар // Аргументы и факты. 2016. № 6. С. 13.
49. Петров А. Чем грозит социальное расслоение // Аргументы и факты. 2017. 3 8. С. 11.
50. Шумский Н.В., Щепакин М.Б. Моделирование производственно-финансовых процессов предприятия в современных условиях // Modern European Researches / Issue 5, 2015 (Salzburg, Austria). P. 63-67.
51. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф. Управление создаваемой ценностью посредством маркетинговых инъекций в составляющие деятельности хозяйствующего субъекта // Экономика и менеджмент систем управления. 2015. Т.17. № 3.1 С. 196-204.
52. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф., Ерок А.Д., Федин С.В. Управление конкурентной позицией предприятия на нестабильном рынке // Экономика и предпринимательство. 2016. № 10(ч.1). С.969-979.
53. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф. Формирование интегративного мультипликативного эффекта в маркетинговом коммуникационном поле под воздействием коммуникационного резонатора // Экономика и менеджмент систем управления. 2015. Т.16. № 203. С. 400-408.
54. Хандамова Э.Ф. Концептуальные аспекты организационной культуры в развивающемся рыночном пространстве // Научно-технические ведомости СПбГПУ: экономические науки. 2007. № 4(52). С. 26-32.
55. Щепакин М.Б., Ерок А.Д., Ивах А.В. Ресурсная декомпенсация − инструмент управления конкурентными преимуществами предприятия // Экономика и предпринимательство. 2016. № 10-2(75-2). С.736-744.
56. Социальный потенциал региона как фактор развития северных территорий: монография / А.А. Дрегало, В.М. Ульяновский, В.В. Брызгалов и др.; под ред. акад. РАСН, проф. А. А. Дрегало, акад. РАСН, проф. В.М. Ульяновского. Архангельск: Поморский университет, 2008. 392 с.
57. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф. Хараджян Л.В. К разработке методического подхода к оценке конкурентоспособности корпораций в условиях развивающихся маркетинговых коммуникаций (часть 1) // Экономика и предпринимательство. 2013. № 8(37). С. 398-495.
58. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф., Пыженко И.А. Повышение доверия к хозяйствующему субъекту как инструмент управления экономическим ростом бизнеса // Экономика и предпринимательство. 2017. № 2-2(79-2). С. 599-612.
59. Щепакин М.Б. Предпринимательство как связующий элемент макро- и микросред экономического пространства // Известия ВУЗов «Пищевая технология». 1996. № 3-4. С. 9-13.
60. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф., Бженникова Д.Г. Модель управления поведением хозяйствующего субъекта в изменяющемся маркетинговом пространстве // Экономика и предпринимательство. 2017. № 4-1(81-1). С. 598-604.
61. Щепакин М.Б., Михайлова В.М., Селезнев Д.А. Инновационное бизнес-моделирование: сущность и подходы // Экономика и предпринимательство. 2017. № 3-1(80-1). С.1128-1137.
62. Khandamova E. F., Shchepakin M. B., Bazhenov Y. V. Managing the competitive position of the enterprise by activating the tools of its marketing behavior (Управление конкурентной позицией предприятия посредством активизации инструментов его маркетингового поведения) // Экономика и предпринимательство. 2017. № 3-2(80-2). С.1168-1175.
63. Хандамова Э.Ф. Философские грани маркетинга // Экономика и предпринимательство. 2017. № 4-1(81-1). С. 493-496.
64. Хандамова Э.Ф., Толмачева О.И., Глазырина Е.О. Нетрадиционные маркетинговые инструменты в обеспечении маркетинговой адаптации предприятий к требованиям кризисного рынка // В сб.: «Экономическая политика России в условиях нестабильности мировой экономики» / Материалы международной научно-практической конференции; Под ред. М.Б. Щепакина. Краснодар, 2016. С. 346-354.